я-2016

kventz

Журнал пишущего фотографа

Фотографии и мысли


Previous Entry Share Next Entry
я-2016
kventz

Генпрокуратура против Гаева

Уже довольно много было сказано за прошедшие сутки об этом деле. Попробую соединить разрозненные комментарии и составить более-менее общую картину. В блоге mosmetro опубликованы сылки на записи в блогах (раз и два), авторы которых в основном апеллировали к эмоциям. Я же не буду рассуждать на тему «плохой-хороший Гаев», а попробую подойти к этому делу с практической, так сказать, точки зрения.

Многое в этой истории удивляет. Например, удивляет внезапность появления этого доклада. Кто-то связал это с тем, что мэром Москвы была заказана проверка деятельности метрополитена и вот результаты этой проверки. Но это неправда. Проверку деятельности метрополитена проводит Счётная палата, а не Генеральная прокуратура. Более того, эта проверка закончится к концу года, а результаты её мы, вероятно увидим и вовсе в будущем году.

Конечно, мне неизвестно, проводила ли Генеральная прокуратура какие-либо следственные действия (обыски, выемки документов). Однако практика последних лет показывает, что визиты представителей Генпрокуратуры обычно редко проходят незамеченными. А тут как бы тишина. Более того, Следственный комитет при прокуратуре оказался не в курсе деятельности этой прокуратуры и ничего не знал о готовящемся докладе, а узнал о нём только из СМИ.

Помимо этого, удивляет, что итогом работы Генпрокуратуры стала не передача материалов дела в суд (а намёк старательно делается на уголовные преступления, почему только намёк — ниже), а публикация пресс-релиза с оперативной рассылкой информации по всем информагентствам и другим СМИ. При этом сам фигурант дела, как и его руководитель — мэр Москвы, узнают об этом из сообщений средств массовой информации. Это странно, ведь, когда готовы материалы расследования, то обычно происходит вызов фигуранта в прокуратуру или в крайнем случае его арест. Однако ничего этого до сих пор не произошло.

Удивляет и сама форма подачи материала. Я, конечно, допускаю мысль, что существует некая полная версия результатов расследования, однако то, что было опубликовано, больше напоминает не материалы расследования, а публикацию в жёлтой прессе. Посудите сами: в опубликованном Генеральной прокуратурой отчёте нет ни одной ссылки на какие-либо нормативные акты. Вообще ни одной. То есть, во всём отчёте ничего не сообщается о том, какой, собственно, закон нарушил-то Гаев. Весь отчёт состоит по большей части из набора общеизвестных фактов о метро, типа, тесно, душно и много народу. История с патентами Гаева вовсе не нова, она публично обсуждалась две недели назад, а вообще, узнать о том, кому какие патенты принадлежат может любой — это никакая не тайна.

При этом, в отчёте Генеральной прокуратуры содержатся удивительные вещи, как то намёки на совершение преступлений с одной стороны и не требование привлечь преступника к ответственности в соответствии с законодательством, вовсе нет, а настоятельное требование уволить начальника Московского метрополитена. А, если не уволят, то что? В юриспруденции есть такой термин: шантаж. Попытка вымогательства чужого имущества или разного рода уступок угрозой компрометирующих или клеветнических разоблачений. Я ничего не хочу сказать плохого о Генпрокуратуре, Боже упаси! Просто со стороны вся эта сцена выглядит как-то очень странно.

С учётом всего изложенного у меня закрадывается смутное подозрение, что опубликованный текст вообще родился не в стенах прокуратуры, а пришёл откуда-то извне. Прокуратура так не работает. Ну хорошо, не должна работать.

Некоторые пункты данного отчёта требуют юридической проработки, потому что сходу невозможно понять, в чём именно заключается преступление именно Гаева и было ли оно вообще или описываемые факты являются следствием несовершенства законодательства или бюрократической системы, как например во втором абзаце:

Цитата
<…> предприятие до сих пор в установленном законом порядке не оформило право хозяйственного ведения на 71 станцию и 198 перегонов между станциями метрополитена. 34 земельных участка, предоставленных департаментом земельных ресурсов г. Москвы в аренду предприятию, на кадастровый учет не поставлены, договоры аренды не зарегистрированы.

Здесь нет ни слова о том, что данные объекты должны были быть оформлены именно так, как требует неназванный закон. Возможно и должны, не спорю, но здесь это не написано, как не написано и то, почему этого не было сделано.

Цитата
ГУП «Московский метрополитен» осуществляет использование станций метрополитена, являющихся объектами культурного наследия, в отсутствие охранного обязательства.

Прокуратуре, безусловно, виднее, однако практика показывает то, что на станциях, являющихся объектами культурного наследия применяется совершенно иной подход к ремонту. Такие станции не ремонтируются, а реставрируются, а любое изменение согласуется с архитекторами и органами по охране культурного наследия, о чём руководство метрополитена регулярно докладывает и никаких возражений или опровержений этому до сих пор не следовало.

Цитата
Отдельные положения устава метрополитена в нарушение закона предусматривают право предприятия в отдельных случаях сдавать в аренду недвижимое имущество, находящееся в хозяйственном ведении, без согласия собственника. Установлено, что с 2000 г. ГУП «Московский метрополитен» ежегодно без согласия столичного правительства заключает договоры на аренду нежилого помещения, а также пользование технологическим каналом связи для обеспечения передачи информации на территории метрополитена.

Очень интересный абзац. Если считать эту глубоко завуалированную форму подачи материала обвинением, то получается, что Генеральная прокуратура обвиняет Гаева в том, что он… действовал в соответствии с Уставом предприятия, которым руководит. То есть «Начальник ГУП „Московский метрополитен“, Гаев Дмитрий Владимирович, действующий на основании Устава…» — это по мнению Генпрокуратуры само по себе уже преступление. Это тем более поразительно, если учесть, что наёмный руководитель предприятия не пишет Устав предприятия, это делают учредители, а Гаев метро не учреждал и собственником его не является.

Цитата
Руководство предприятия заключало договоры, негативно влияющие на формирование тарифов на перевозку пассажиров и необоснованно компенсировало их за счет роста тарифов на перевозку пассажиров.

Один из самых интересных абзацев. Из первой части предложения буквально следует, что абсолютно любой договор, предусматривающий расходы, «негативно влияет на формирование тарифов». То есть, нанял метрополитен машиниста — это негативно повлияло на тариф. Машинисту же зарплату платить надо, а это компенсируется доходами от продажи билетов. Заплатил метрополитен за электричество — это тоже «негативно влияет на формирование тарифов». Сделал ремонт станции и заменил эскалатор — опять расходы, опять это компенсируется продажей билетов и «негативно влияет на формирование тарифов». Любая расходная статья метрополитена «негативно влияет на формирование тарифов», так как это влияет на себестоимость поездки и, в конечном счёте, на её стоимость. То есть в вину ставится то, что метрополитен под руководством Гаева в принципе вообще несёт какие-либо расходы.

Во второй части этого предложения Генпрокуратура как бы ненавязчиво даёт понять, что понятия не имеет о том, кто и как устанавливает тарифы на услуги естественных монополий в Москве. Для тех, кто вдруг ещё этого не знает, цены на проезд устанавливаются специальным органом — Региональной энергетической комиссией города Москвы на основе данных, предоставляемых предприятиями. Это РЭК какждый год определяет обоснованность повышения, а не предприятия-монополисты. РЭК имеет полное право и все возможности для того, чтобы счесть предложение предприятия по росту тарифов необоснованным и сократить этот рост или отменить его вовсе и оставить тариф на прежнем уровне. Предприятие будет работать именно по тем тарифам, которые установила РЭК. РЭК, оценив и приняв к сведению предложения предприятий, готовит проект Постановления Правительства Москвы, который подписывает мэр. Никто не мешает мэру не согласиться с выводами уже Комиссии и это ППМ вообще не подписать и отправить его на доработку.

Следовательно, если РЭК тарифы повысила и соответствующее Постановление подписано, то это значит, что повышение уже обосновано. Метрополитен не может «необоснованно компенсировать за счёт роста тарифов». Во-первых, потому что не он повышает в принципе, а во-вторых, потому что не он определяет обоснованность этого повышения.

Цитата
Предприятие необоснованно устанавливает дополнительные требования к участникам торгов, приводящие к ограничению конкуренции и сокращению количества потенциальных участников.

Факт самой необоснованности требований к участникам торгов трудно доказуем. Например, метрополитен выносит требование, что закупаемые вагоны должны иметь системы кондиционирования и отопления. Является ли это требование обоснованным? Или нет? А ведь такое требование при закупке отечественного подвижного состава «существенно» сужает круг поставщиков с двух до одного. Можно приводить примеры и аналогии и дальше, но надеюсь, мысль понятна.

Пункт про инкассацию и отбор организаций без конкурсов я не могу комментировать, потому что мне доподлинно неизвестно, на основании каких именно документов метрополитен отбирал организации. На самом деле ни один юрист госпредприятия не даст заключить договор больше, чем на 100 тыс. в квартал без котировок и больше, чем на полмиллиона без конкурса, это детсадовские азы, поэтому здесь надо смотреть конкретные материалы и договоры.

Но дальше идёт вообще песня!

Цитата
Выявлены нарушения при обеспечении безопасности движения поездов и обслуживании пассажиров, создающие угрозу жизни и здоровью граждан.

Кем выявлены? Поясню вопрос. Машинист в середине дня обнаружил повреждение рельса. Сделал всё по инструкции: доложил, поставил рельсозакрепитель, проследовал с ограничением скорости, ну и так далее, всё, что там положено. Это легко попадает под цитируемый абзац: поезда же пошли дальше по повреждённому рельсу. Сама чрезвычайно расплывчатая форма данного предложения позволяет подставить под него практически всё, что угодно.

Цитата
За последние 2 года рост травматизма составил более 12%. Если в 2008 г. было травмировано 1742 пассажира, в 2009 г. — 1951, то за 11 месяцев 2010 г. цифра выросла до 2075.

Я уже задавал этот вопрос в комментариях раньше: входят ли в число травмированных пассажиров пострадавшие в результате двойного теракта 29 марта 2010 года. Там пострадало сразу более 100 человек. Из текста не ясно, кто именно считается пострадавшими и по чьей вине они пострадали: в результате действий сотрудников метро, в результате терактов, по неосторожности или вследствие попытки самоубийства. То есть данные цифры явно рассчитаны на публику, на создание негативного впечатления, а вовсе не призваны засвидетельствовать что-то.

Цитата
Не снижается количество падений людей на пути. В 2008 г. допущено 149 подобных случаев, в 2009 г. — 150, в 2010 г. — 162.

И эти цифры приведены для впечатлительной публики. Ведь кто, как не Генеральная прокуратура хорошо осведомлена о том, почему происходят падения на пути в метро. Ведь сама Генеральная прокуратура обращалась с требованием установить экраны на платформах и как с позором эти требования были отметены, как совершенно несостоятельные. Месть?

Цитата
Имели место факты эксплуатации подвижного состава, находящегося в неудовлетворительном техническом состоянии,

Состав вышел на линию. В процессе работы обнаружена неисправность. Состав снимается с линии. Факт: до обнаружения неисправности состав эксплуатировался в неудовлетворительном техническом состоянии — он же в итоге-то сломался! То есть, Гаеву в вину вменяется то, что составы в метро, оказывается, иногда ломаются.

Цитата
сбоя графика движения, ошибочных действий поездных диспетчеров,

Это самое фееричное место в докладе. Читаю и перечитываю снова и снова. Вы представляете, Генеральная прокуратура в ходе видимо очень долгого и тщательнейшего расследования обнаружила, что в метрополитене, о ужас-ужас, иногда бывают… СБОИ ГРАФИКА ДВИЖЕНИЯ! То есть: пассажиры держат двери, составы и оборудование ломается, самоубийцы под поезда бросаются, теракты даже иногда случаются. И во всём этом по мнению Генпрокуратуры виноват Гаев. Ну просто пионэр какой-то из советского лозунга: «Пионер! Ты в ответе за всё!».

Цитата
нарушений технологии ремонта состава. На протяжении последних трех лет предприятие допускало многочисленные нарушения при содержании и эксплуатации путей и поездов, резко снизился уровень безопасности их движения.

Извините, написал бы что-то, но у меня нет статистики.

Цитата
В текущем году в 2,5 раза возросло количество нарушений по причине сна машинистов на рабочем месте.

А вот это тоже красиво. Это классический приём сокрытия настоящего положения дел и манипуляции с цифрами: до сих пор приводилось количество случаев, а здесь — рост в разы. Я, конечно, не владею цифрами, но рост с двух до пяти случаев в год — это тоже рост в два с половиной раза. Причём нигде не говорится о том, действительно ли был рост или просто замечать стали чаще: ведь в метро на линиях внедряется система контроля проезда станции. Более того, если эти случаи известны, значит соответствующие службы уже провели или проводят в связи с этим работу.

Цитата
На уровень безопасности пассажиров негативно влияет и нарушение предельно допустимых значений уровня шума и температурного режима, установленных «Санитарными правилами эксплуатации метрополитенов». Показатели микроклимата по температуре превышают допустимые почти на 50%, уровни шума в пассажирских салонах — на 30%.

Ой, как красиво. Генпрокуратура в ходе расследования обнаружила нарушение санитарных норм. А вот гремевший на всю страну и с треском проигранный истцами судебный процесс они на обнаружили. Не заметили просто. Я напомню: суд не нашёл нарушений в действиях руководства метрополитена в связи с санитарными нормами. Вот Генпрокуратура уже после решения суда обнаружила, а уже состоявшийся суд — нет.

Разумеется, если весь абзац расценивать как обвинение Гаева, составлен-то он так, что Гаев здесь как бы не присутствует. То есть обвинить не в чем, но негативный образ мы составим.

Цитата
Локальные акты предприятия, регламентирующие порядок действий при возникновении аварий или инцидентов, не предусматривают участия представителя Ростехнадзора при техническом расследовании случаев аварии. Это способствует сокрытию от контролирующих органов происшествий на метрополитене.

А локальные акты предприятия должны предусматривать участие Ростехнадзора? Почему его? Почему не Ространснадзора, Минздрава или МЧС? Приведу аналогию. ГУПы не публикуют свою финансовую отчётность. Потому что просто не должны. Вот открытые акционерные общества должны, а государственные унитарные предприятия — нет. Потому и не публикуют. Не обязаны и не делают.

Цитата
Также выяснилось, что предприятие не прошло процедуру обязательной перерегистрации эксплуатируемых 82 опасных производственных объектов.

Опять же, что за объекты, кто установил процедуру обязательной перерегистрации? Если должно было пройти, то в какие сроки? И вышли ли эти сроки? Из сообщения это неясно. Может таки и должны и все сроки давно прошли, но в сообщении об этом не сказано.

Цитата
В соответствии с законодательством метрополитен подлежит государственной охране. Однако, игнорируя указанные требования, предприятие заключило договоры об охране объектов с созданным им же ЧОП.

Ой, минуточку, то есть все эти дяди и тёти в серой форме, в фуражках и при погонах — это разве не милиция? Разве Управления милиции на Московском метрополитене не существует? На сайте о нём рассказывается, а Генпрокуратура считает, что этого управления не существует. А, ведь, я говорил, что новый сайт некудышный — видите, даже Генпрокуратура ничего не может на нём найти.

Нет, конечно ЧОПы есть. Знаете, что они охраняют? Метрополитен? Ничего подобного. Они охраняют подземные переходы и торговые объекты в них. А подземным переходам и торговым палаткам никакая государственная охрана не полагается. Вот и охраняют их ЧОПовцы.

Цитата
Так, руководитель ГУП «Московский метрополитен» Дмитрий Гаев при исполнении своих обязанностей действовал недобросовестно, ущемляя интересы унитарного предприятия, в том числе в целях личного обогащения.

Что там он кому, простите, ущемил? Извините, надо было разрядить атмосферу. smile.gif

Цитата
Он создал систему, при которой различного рода технические разработки, поставленные и внедренные за счет средств ГУП, оформлялись как его личное изобретение, либо коммерческой структуры, выполнявшей работы по контракту с метрополитеном, в ущерб интересам возглавляемого предприятия.

А с таким понятием, как общепринятая практика, Генпрокуратура знакома? Я уже приводил в пример своё никак не связанное с государством предприятие, где генеральный директор так или иначе вписан во все патенты. Лучше приведу мнение профессионала. Статья небольшая, довольно ехидная и морально вовсе не в пользу Гаева. Но не юридически. Зато она приводит нас к Главному Обвинению Генпрокуратуры. Барабанная дробь…

Цитата
Гаев незаконно продолжал получать доход по лицензионному договору в период прекращения действия патента с 17 января 2003 г. по 22 ноября 2004 г. в связи с неоплатой пошлины за поддержание патента в силе.

Главным преступлением, совершённым Гаевым на посту начальника Московского метрополитена, по мнению Генпрокуратуры является… неуплата госпошлины. Занавес. Больше никаких обвинений нет. Никаких ситрониксов и обширных родственных связей.

На основании этого «Генеральная прокуратура РФ направила информацию в адрес мэра Москвы Сергея Собянина, в которой поставила вопрос об устранении выявленных нарушений, защите государственных интересов, а также об увольнении Дмитрия Гаева с должности руководителя ГУП «Московский метрополитен» и взыскании убытков, причиненных предприятию».

У меня всё.

Руководитель проекта «Наш транспорт»
Константин Венцлавович

P.S.: Буду рад любым комментариям и дополнениям.
P.P.S.: Всё вышенаписанное является исключительно моим частным мнением.

  • 1
Комментарий следующий.
Про История с патентами Гаева вовсе не нова, она публично обсуждалась две недели назад

и

Максим Кононенко, вслед за другими журналистами продолжает демонстрировать свою юридическую безграмотность. То, что руководитель предприятия упоминается в патентах вовсе не означает, что именно он персонально создал эти изобретения.

На самом деле юридическую безграмотность демонстрируете здесь Вы, а не Кононенко.

Ст 7 Патентного закона РФ гласит, что

1. Автором изобретения, полезной модели, промышленного образца признается физическое лицо, творческим трудом которого они созданы.

2. Если в создании изобретения, полезной модели или промышленного образца участвовало несколько физических лиц, все они считаются его авторами. Порядок пользования правами, принадлежащими авторам, определяется соглашением между ними.

Не признаются авторами физические лица, не внесшие личного творческого вклада в создание изобретения, полезной модели или промышленного образца, оказавшие автору (авторам) только техническую, организационную или материальную помощь либо только способствовавшие оформлению прав на него и его использованию.


В заменившей это положение статье
1347 ГК РФ написано примерно то же самое
Статья 1347. Автор изобретения, полезной модели или промышленного образца

Автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности. Лицо, указанное в качестве автора в заявке на выдачу патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, считается автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, если не доказано иное.



Учитывая, что господин Гаев заведомо не занимался творческой деятельностью, разрабатывая всё то, что перечислил Кононенко - не могу не отметить, что господин Гаев в данном вопросе выступил в качестве жулика.

Ну следственный комитет уже не при прокуратуре, а подчиняется только МВД РФ, так что неудивительно, что Генпрокуратура им не докладывает.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account